История Дальнего Востока России, обращаясь к чувствам и душам земляков

2 Марта 2020
Неужели история Дальнего Востока и Хабаровского края как его части начинается только в середине XVII века? Когда первые русские землепроходцы и мореплаватели добрались до берегов Амура и Тихого океана? Сколько сил и энергии тратят археологи, этнографы, историки, для того чтобы спасти древние памятники? Благодаря новому учебному пособию от издательства «Русское слово» ученики 5–6 классов смогут совершить увлекательное путешествие в мир древнего и средневекового прошлого Дальнего Востока и Хабаровского края.

Впервые за последние 17 лет в Хабаровском крае подготовлено новое учебное пособие по истории Дальнего Востока России. Пособие «История Дальнего Востока России в древности и Средневековье» соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту и Концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории, является региональным компонентом.

Авторы нового издания: Ольга Стрелова – доктор педагогических наук, профессор кафедры теории и методики обучения Хабаровского краевого Института развития образования, и Марина Романова – кандидат исторических наук, доцент кафедры Отечественной и всеобщей истории пединститута Тихоокеанского государственного университета. О выходе новой книги и любви к истории рассказала Ольга Юрьевна Стрелова.

С чего началась ваша любовь к истории? Как выбрали эту сферу для своей профессиональной деятельности?

О.Ю. Стрелова: В моём случае «аппетит пришёл во время еды», т.е. в годы обучения в Хабаровском педагогическом институте на историко-английском факультете, а далее – в работе сначала школьным учителем, потом – преподавателем методики обучения истории в родном вузе (более 30 лет), а также – четверть века – в сотрудничестве с федеральными и региональным издательствами над учебно-методическими пособиями, статьями и т.д. Уточню, что сфера моей профессиональной деятельности не история, а педагогика, конкретно – проблемы эффективности исторического образования школьников в современных социокультурных условиях.

С какими проблемами Вы сталкивались при изучении истории Дальнего Востока и Хабаровского края? Достаточно ли архивной информации, исследований, экспедиций?

О.Ю. Стрелова: Отрицательный ответ (недостаточно) будет справедливым, не только из-за не насыщаемого чувства «голода», свойственного исследователям. Но и по объективным причинам, обусловленным спецификой развития нашего региона.

Участвовали ли вы лично в каких-либо экспедициях по Дальнему Востоку?

О.Ю. Стрелова: Нет, в археологических и других экспедициях исторического характера я не участвовала – «не мой профиль». Но в 2005 году при поддержке Евроклио (Европейская ассоциация учителей истории) мы провели шестидневный историко-педагогический семинар на корабле «Ерофей Хабаров» с учителями истории Хабаровского края и экспертами стран Западной Европы, Москвы, Архангельска (в рамках международного проекта «Мозаика культур»). Плыли от Хабаровска до Николаевска-на-Амуре (и обратно), открывали Приамурье, для большинства из нас малоизвестное, труднодоступное, зажигались новыми идеями…

Когда автор садится писать книгу, есть ли у него какая-то идея, фраза, событие, что-то, что вдохновляет. С чего началась работа над книгой «История Дальнего Востока России в древности и Средневековье»? Была ли какая-то цель?

О.Ю. Стрелова: Конечно, всегда есть цель и замысел, который обретает конкретику в самом процессе работы. Это далеко не первый учебник, над которым я работала в последние четверть века. Но впервые не довлели штампы и клише, стремилась к книге, интересной ученику десяти-двенадцати лет. Сейчас вижу, что взрослые «зажигаются»…

Какие источники помогали в написании книги? Существуют ли какие-то особые, уникальные источники? И чем отличается исторический источник от источника информации в работе над книгой?

О.Ю. Стрелова: В этом вопросе вижу два направления.

Первое – историко-дидактическое.

Исторический источник – это текст культуры, «неисчерпаемое задание всех и каждому», открытое для интерпретаций и диалога. Специально для уроков и учебников он не создавался. Примеры – «Джоконда» Леонардо да Винчи, «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, «Сталкер» А. Тарковского и т.д.

Источник информации – «изделие утилитарное», созданное под определённую цель, в том числе в сфере образования. Беда нашей дидактики и конкретно методики обучения истории – нечувствительность к этой разнице, поэтому к текстам обоих видов «приколачивают» репрессивные (они же «толстые») вопросы: «что?», «где?», «когда?». Мой классический пример: королевской печатью колоть орехи. Отсюда не просто низкая результативность обращения школьников и педагогов к историческим источникам в курсах истории, но и мировоззренческое заблуждение «текст – это информация».

Второе – историческое.

Конкретно в нашей книге уникальными источниками стали документы из архива Хабаровского краеведческого музея (карты археологических раскопок В.К. Арсеньева в 1913 г., например), книга В.Е. Ларичева «Тайна каменной черепахи» (1966 г.), стихи бохайского поэта Хайтэя (IX в.) и т.д. Эти и подобные им источники (тексты культуры) помогли увидеть и показать прошлое Дальнего Востока в «живом свете», человеческом измерении, полным тайн и эмоций…

Имеет ли новая книга отношение к краеведению или она только по истории? И есть ли большая разница? Возможно, эта книга по истории и призвана привлечь внимание и интерес к краеведению?

О.Ю. Стрелова: Принципиальна разница между региональным компонентом и краеведением.

Региональный компонент – конструкция политико-педагогическая, вызванная проблемами единства ценностного, политического, образовательного многокультурного российского общества и федеративного государства. Отсюда цели и инструменты его реализации глубже и тоньше…

Краеведение – это первый из четырёх уровней регионального пространства (локальный).

Краеведение – конструкция историко-культурная, история «одного квадратного метра», история из любви и для любви к малой родине… Хотя в советское время курсы краеведения стали идеологизированными…

В нашем пособии задействованы все четыре «этажа» региона:

1) Бухта Сизиман, Шайгинское городище;

2) Южные территории современного Хабаровского края, попавшие в ареал Золотой империи Чжурчжэней;

3) Природные ископаемые Дальнего Востока России, обусловившие специфику первобытной эпохи;

4) Политические и культурные процессы в Восточной Азии в эпоху Средневековья.

«Вертикаль регионов» как многооктавный музыкальный инструмент позволяет сделать историческую картинку ярче, выпуклее, проблематичнее…

История Дальнего Востока появилась на картах довольно поздно. С чем это связано?

О.Ю. Стрелова: В учебниках по отечественной истории с древности до XVII – XIX вв. карты представляют территории Древнерусского государства – Московского царства – Российской империи в свойственных им пределах… Частью России Дальний Восток (южные земли Приморья и Приамурья) становится в середине XIX в. (1858 г. – Айгуньский договор, 1860 г. – Пекинский договор). Но и после этого наш регион вниманием школьных картографов и историков не избалован…

Каким образом новое пособие связано с учебниками по истории издательства «Русское слово»? Какие рекомендации для учителей вы могли бы дать по использованию нового пособия на уроках?

Специфика исторического развития Дальнего Востока в древности и Средневековье делает его «свободным» от Историко-культурного стандарта по отечественной истории.

В работе над нашей книгой мы ориентировались на требования к современному учебнику истории, которые сформулированы в Концепции нового УМК (это самостоятельный раздел перед ИКС):

1) учебник – многокомпонентный носитель информации;

2) учебник – средство организации познавательной деятельности школьников;

3) учебник – ресурс личностного развития ученика.

Я очень старалась выдержать все требования (особенно третье!). И именно этим (своей методической концепцией), я надеюсь, учебник может быть интересен авторам и педагогам из разных регионов России.

Как заинтересовать детей в том, чтобы они захотели прочитать больше об истории Дальнего Востока?

Возможно, юные дальневосточники, поработав с нашим учебником, будут смотреть на окружающий их мир более заинтересованно. Меньше всего я бы хотела, чтобы из учебника сделали «орудие любви» к Дальнему Востоку и вменили ему обязанность удерживать здесь население… Социально-экономические и прочие вопросы решаются иными средствами, мы же с моей коллегой М.И. Романовой обращались к чувствам и душам своих земляков…
Русское слово
Издательство
+7 (495) 969-24-54
rs@russlo.ru
Русское слово