Ричард Султанов: Тенденции на рынке технологических компаний. Есть ли будущее у стартапа после отмены IPO?

24 Января 2020

В последнее время мы часто слышим об успехах технологических компаний. Многомиллиардные оценки, бурный интерес со стороны инвесторов, сверхуспешные IPO (первичное размещение акций), новые технологии, которые пользуются огромным спросом. Но в это же время есть и компании, которые были вынуждены отменить свое IPO из-за опасений, что оно не будет удачным, а значит, инвесторы не дадут компании ожидаемую высокую оценку. Пример такой компании – WeWork, которая построила глобальную сеть коворкингов. Изначально компания оценивалась в 47 млрд долларов США, но потом столь высокая оценка резко начала падать, и компания была вынуждена отменить IPO и начать реструктуризацию бизнеса.

Ричард Султанов много лет успешно работал в лизинговом бизнесе, в том числе — в известной компании Brunswick Rail. В данной компании Султанов занимался вопросами стратегического развития, финансами, а также руководил блоком по связям с международными инвесторами, принимал активное участие в проекте по реструктуризации Еврооблигаций компании на 600 млн долларов США, которая была успешно проведена в 2017 году.

Какие, на Ваш взгляд, возможны причины отмены IPO в компании WeWork?

Ричард Султанов: Такие компании, как WeWork, очень быстро вышли на рынок. У фирмы была мощнейшая поддержка от крупнейших технологических инвесторов, включая известный японский фонд Soft Bank. WeWork открывала коворкинги практически по всему миру одновременно и планировала стать лидером данного бизнеса. Но что-то пошло не так, и компании не удалось провести IPO. Изначальная оценка — 47 млрд долларов, резко упала, главе фирмы пришлось уйти. У компании были планы выстроить собственную экосистему, но, отметив убытки организации, инвесторы решили пересмотреть оценку WeWork. Выяснилось, что каждую неделю компания теряла примерно 30 млн долларов США, прибыльность бизнеса была под вопросом. В 2018 году компания потратила более 1,5 млрд долларов, в 2019 — более 1 миллиарда. Некогда существовала такая точка зрения: «Сейчас стартап теряет деньги, но бизнес-модель очень классная, со временем они с этим разберутся». Однако после не совсем удачных размещений Uber и Lyft инвесторы пересмотрели свои подходы к управлению рисками.

В чем потенциально может заключаться уязвимость подобного бизнеса?

Ричард Султанов: Проработав много лет в лизинговом бизнесе, я четко вижу одну потенциальную проблему. Это разрыв долгосрочных обязательств между лизингодателем и его портфелем. Покупая или арендуя актив, вы делаете это на долгий период. Ищите финансирование, фиксируете цену сегодня, не зная, что будет завтра, принимаете на себя риски больших штрафных санкций. А если не сдадите свой портфель в аренду полностью и по ожидаемым ставкам, то можете значительно потерять.

Очень похожая ситуация образовалась с WeWork – их обязательства составляют более 40 млрд долларов США, а арендаторы должны были заплатить компании по менее долгосрочным контрактам в десять раз меньше. Потенциально на этом компания может хорошо играть, особенно, если цена актива или уровень арендных ставок растет. Но может возникнуть проблема, если на рынке настанет стагнация или начнется падение, или вообще пропадет спрос на актив.

Как Вы считаете, могут ли технологические компании успешно развиваться даже после отмены IPO?

Ричард Султанов: Думаю, что, во-первых, отмена IPO требует много мудрости и смелости. Если посмотреть на историю с WeWork, то можно заметить, что рынок был подготовлен к IPO. Была проделана огромная работа с инвесторами. Но ближе к концу процесса возникли вопросы, в первую очередь — в части оценки компании, ее стратегии и потенциальной прибыльности в будущем. Возник вопрос и касательно разрыва между огромными долгосрочными обязательствами и относительно небольшим портфелем контрактов по сдаче помещений в аренду. Кроме того, всплыл еще один очень важный момент – является ли бизнес данной компании просто арендным, или он действительно технологичный? Компании из технологического сектора зачастую могут получить более щедрую оценку инвесторов, если последние считают, что за такими фирмами будущее.

Возьмем для примера российский банк Тинькофф. Ему удалось провести блестящее IPO, продавая технологическую компанию. И, конечно, их ожидания со временем оправдались. Я говорю «со временем» лишь потому, что в 2014 году в России начался кризис, и на 2015 год выпала его активная стадия — рецессия, большие процентные ставки, секторальные санкции. Настала общая неопределенность в экономике. Ну и, конечно, сыграло роль падение доходов населения, случившееся в том числе из-за девальвации российского рубля. Банк Тинькофф выстраивает отличную экосистему вокруг своего основного бизнеса по предоставлению банковских услуг и кредитных карт: мобильная связь в формате виртуального оператора, страхование, бронирование билетов и много-много других востребованных услуг.

Сейчас компания WeWork активно занимается реструктуризацией своего бизнеса. Поменялся менеджмент, трансформировались подходы к бизнесу, перестроилась бизнес-модель. В целях экономии средств некоторые коворкинги будут закрыты, будет уволено 30-50 % сотрудников. Компания принимает активные действия, чтобы в будущем построить успешный бизнес и провести удачное IPO.