Сабля легендарного Чеченского воина Ташева-Хаджи – уникальное оружие чеченских мастеров начала 19 века

7 Августа 2019
Арт Фонд Тамойкиных представил саблю легендарного воина Ташев-Хаджи. Статья цитирована с официального сайта организации независимым журналистом Йосей Абрамовичем Картенбергом.

Сабля была приобретена в коллекцию фамильного музея в 2006 г. (хотя первое знакомство с предметом произошло в 1996 г.) у гражданина Канады голландского происхождения, одним из далеких предков которого был русский офицер П.А.Филин, получивший эту саблю в качестве боевого трофея в период завоевания Российской империей Северного Кавказа 1840-х годов.  Фактология того далекого времени дает представление о том, как этим оружием завладел поручик П.А.Филин – один из командиров 4-х тысячного отряда под началом генерала Р.К.Фрейтага. В период между 9 и 12 мая 1839 (1841 ?) г. у пос. Дарго произошло сражение российских войск с чеченскими мюридами во главе с Ташев-Хаджи, где лидер чеченцев был сильно ранен и практически пленен. Однако, мюриды неимоверными усилиями его отбили и, как свидетельствуют первоисточники «под прикрытием дыма раненого вынесли с поля боя». Вот в этом сражении российским воинам, в качестве военных трофеев, досталась амуниция чеченцев, в числе которой оказалась сабля Ташев-Хаджи вместе с другими воинскими символами этого лидера, в частности – знаменами. Если обратиться к авторитетным специалистам-историкам, прежде всего – выходцам из Северного Кавказа, таким например, как Лаудаев, Мамакаев, Асхабов, Кушева, Блиев и др., то можно найти ответ на вопрос: Почему чеченцы и другие народы, будучи мусульманами (в мусульманстве запрещено изображение животных и человека), использовали в качестве воинских символов-знаков отличия принадлежности к тейпу или тукхуму (союз нескольких тейпов) образы животных – волка, орла и др. Например, - как на нашей сабле Ташев-Хаджи вытравлена голова волка, отображенная, как описывают историки – и на других атрибутах Ташев-Хаджи, на его флаг-штоке, знамени в период, вплоть, до 1870-х годов. Дело в том, что у народов Чечни – а это в своей первооснове три родственных этноса: шибуты, ококи, мичкизы (Лаудаев, Блиев), переход от язычества к мусульманству был относительно долгим (минимум 100 лет) и завершился лишь в последнюю четверть 19 в. А в период языческого вероисповедания на фоне строгого исполнения всеми чеченцами адатов – свода национальных законов (неприемлемых для мусульманства – Коран разрешает применение только законов шариата), у каждого чеченского тэйпа и тукхума был свой тотемный знак, и изображение волка – символа храбрости, дерзскости, стойкости было присуще для очень многих из них (Блиев). Несомненно, особо ценное и «именное» (выполняемое под заказ военному лидеру - баяччи) оружие чеченских мастеров от древности и вплоть до 1870-х годов украшалось тотемным знаком. Названные факторы – (1) травление мастером головы волка в обрамлении «чеченского» традиционного орнамента (2) как символ боевых качеств лидера нации баяччи Ташев-Хаджи и (3) определенный экспертами период изготовления сабли: конец 18- начало 19 в., как раз, находят в этом клинке полное логическое подтверждение. Другие три типично чеченских отличия этого великолепного клинка – (1) обязательный для кузнецов-виртуозов знак качества оружия - «гурда» и (2) два дола (Астварцатурян), на (3) фоне сходства химического состава клинка с иными образцами 18-19 в.в. чеченских мастеров, убедительно завершают вывод о том, что перед нами уникальный экземпляр холодного оружия Ичкерии, принадлежавший непокоренному лидеру Ташев-Хаджи. Данное оружие исключительно историческо-боевое, о чем свидетельствует сильное окисление колюще-режущей части клинка, которое могло произойти исключительно из-за частого соприкосновения с химически-активной субстанцией (кровь, биологическая ткань). В пользу этого же вывода говорит выявленный исследователями факт многократного укрепления рукояти. В то время как первоначальное оформление сабли и ножен выполнено в стиле древних мастеров Ичкерии – свидетельство чему специфический для чеченцев орнамент (вытравленный и выгравированный), форма и особенности наложения заклепок, покрытие медью и серебром. Сабля имеет прекрасный баланс – центр тяжести смещен практически к середине клинка, что говорит о практическим знании кузнецом законов реального боя, в котором именно  такой «балансовый центр» давал опытному воину явные преимущества. О том, что клинки именно чеченских мастеров высоко ценились российскими воинами можно прочитать в рассказах именитых писателей того времени, являвшихся участниками-очевидцами баталий.  В частности великий русский классик М.Ю.Леромонтов, будучи искусным воином и ценителем холодного оружия, в «Герое нашего времени» восхищался клинком дерзкого чеченца Азамата. Скорее всего, именно этот фактор – желания владения великолепной саблей великого баяччи чеченцев самого (!) Ташев-Хаджи – служит объяснением почитания и потомственной передачи, как исторической реликвии, в семье П.А.Филина. История говорит о том, что хорошая сабля ценилась в те времена чрезвычайно высоко. Хорошим объяснением такой ценности чеченского оружия может служить, к слову, такой исторический факт: чеченский мастер Ваха из Тусхарой периода первой четверти 19 века для отбора заготовок железа ездил в Дамаск, Месопотамию, Германию и север России (Леонтович). Можно было только догадываться как это неимоверно трудно было осуществить небогатому чеченцу-кузнецу в те времена! Другие цифры для разговора о денежной ценности чеченского клинка – по свидетельству историков-очевидцев того времени (Броневский, Руновский, Голенищев-Кутузов, Люлье и др.) в середине 19 в. цена продажи пленного россиянина туркам составляла 20 руб., 20 баранов стоили примерно столько же, хороший дом на равнине для чеченца оценивался в 150 рублей, в то время как сабля, изготовленная известным чеченским мастером с отличительным знаком «гурда» имела цену в 500 рублей!  В 2007 году, после первого публичного представления в ЕС этого шедевра оружейного искусства древних чеченских мастеров, нам пришло много писем и вопросов по этому экспонату нашей коллекции. Много респондентов было этнических чеченцев, проживающих как на исторической Родине, так и в ЕС и Америке. Некоторые из них проявили глубокие познания истории своего народа и оружейного дела, и нам приятно сказать, что ни одно письмо не содержало сомнений в сделанных нами, или иными экспертами, выводах. А в заключение есть смысл, на наш взгляд, процитировать слова из письма одного чеченца (орфография сохранена): «Привет Михаил!!! Вот глава о двух эпизодах сражений, под предводительством Ташев-Хаджи, 9 мая -Ахмет-Тала(крепость) и 11 мая в Саясане(село) и сейчас есть Ташев Хаджи там похоронен, я сам родился и вырос там. Внимательно прочитай- мне кажется,(все сходиться)- в этих двух сражениях была эта сабля. Сам Тажев-Хаджи умер в 1843 (по преданию осенью)».

*Хевсуры – народность  Кавказа, этнически определенная как «потомки чеченов и ингушей» (Блиев, 2004).



Данная статья была размещена на официальном сайте Арт-Фонда.
Йося Картенберг
Tamoikins Art Fund
Статья на сайте Тамойкиных